Карточный домик — реально ли жить в таком доме?

Объяснение концовки Карточного домика

Рассказываем, чем завершился сериал Netflix и как это отразится в будущих спин-оффах

Несмотря на то, что создатели сериала отстранили Кевина Спейси после разгоревшегося секс-скандала, его персонаж Фрэнк Андервуд продолжает оставаться важной фигурой последнего сезона шоу. Разумеется, он мертв еще на первых минутах, однако другие герои не раз упомянут его имя. 

Президент Клэр Андервуд (Робин Райт), возможно, последняя, кто видел его в живых, а его бывшая «правая рука» Даг Стампер (Майкл Келли) продолжает вставлять ей палки в колеса. Как финальный, 6 сезон раскрывает перед нами все карты, однако лучшей репликой по праву следует признать слова Клэр:

Мне так надоело говорить о Фрэнсисе.

Кто убил Фрэнка Андервуда

Тем не менее, как видно по заключительной серии, махинации Фрэнка и его пособники раскрыты. Бывший президент был убит, но убийца — не Клэр, хотя этой вероятностью дразнили зрителей на протяжении всего сезона. Вместо нее виновником произошедшего оказался… верный Даг Стампер. Он напоил друга ядом, когда узнал, что тот собирается ее убить. Рыдая, он признается Клэр:

Я не мог позволить ему разрушить все, что мы построили. Я должен был защитить наше наследие.

Чем закончился 6 сезон

Последний сезон сериала, начавшегося как рассказ о человеке, мстящем всем своим обидчикам, в итоге завершился его гибелью от руки предателя и торжеством его главного врага — супруги Клэр.

А когда те, кто остаются верными Фрэнку, решают нанести удар, Клэр дает им достойный отпор.

Пережившая 2 покушения в 6 сезоне, президент использует орудие Дага против него самого, и тот умирает на ее руках. 

Обратите внимание

Дело в том, что это довольно интересный способ закончить сериал. Во-первых, смерть Дага говорит нам, что спин-оффа, посвященного ему, не будет, несмотря на многочисленные слухи. Келли подтвердил, что «они решили этого не делать», и теперь ясно, почему.

Кроме того, мы видим явную отсылку к самому первому эпизоду шоу. Тогда Фрэнк голыми руками убивает раненную собаку, видя, что ей не выжить. В той сцене он рассказывает о своей философии боли.

72 серии спустя Клэр делает то же самое с Дагом, чтобы он не страдал зря. Круг сюжета замкнулся, приведя нас к Клэр.

Она не собирается идти по протоптанной дорожке вслед за мужем — теперь ее ждет собственная история.

Что дальше?

Но какой будет история Клэр? Последует ли она собственным угрозам нанести удар по террористам, зная, что у них нет бомб, или прислушается к советам и найдет иное решение проблемы? И сможет ли их нерожденная дочь превзойти родителей на политической арене, или она просто повторит их ошибки?

Это и другие вопросы — мысли, с которыми оставляет нас «Карточный домик». И хотя часть ответов мы вполне можем узнать из спин-оффов и продолжений, разрабатываемых Netflix, похоже, что стриминговый сервис пока не спешит приступать к их производству. Оставайтесь с нами, и мы продолжим держать вас в курсе новостей о любимом сериале!

Источник: https://TVGuru.ru/news/6358-house-of-cards-ending-explained/

«Карточный домик»

После 11 сентября Карл Роув, известный республиканский политтехнолог и влиятельный советник президента Буша-младшего, провел в Беверли-Хиллз встречу с директорами крупнейших голливудских холдингов для обсуждения совместных шагов, направленных на поддержку антитеррористической кампании США и их союзников в Афганистане.

После встречи Роув отметил: «Голливуд, несомненно, внесет серьезный вклад в борьбу против терроризма». В итоге американский кинематограф выпустил более 400 картин, посвященных событиям 11 сентября и последовавшей за ними американской военной кампании в Афганистане и Ираке.

The Wall Street Journal, The Washington Post и The New York Times многократно публиковали материалы о том, что Голливуд ведет борьбу против терроризма не хуже Белого дома.

Первые два сезона сериала вышли в тот момент, когда наблюдалось падение рейтинга популярности президента Обамы. Республиканцы и многие влиятельные демократы критиковали нерешительность президента и его администрации во внутренней и внешней политике.

Вероятным аналогом Обамы в сериале стал президент Гаррет Уокер — бывший юрист, не обладающий инстинктами лидера. В свою очередь, прагматичный, жесткий и агрессивный Андервуд является абсолютной противоположностью Уокера.

Складывается ощущение, что создатели картины пытаются показать два фундаментальных образа американских президентов. Сам Обама, будучи поклонником сериала, не раз говорил, что восхищается политическими талантами Андервуда, но ценит принципиальность и честность Уокера.

В итоге принципиальность и честность проигрывают, когда Андервуд добивается своей цели — отставки президента.

Важно

Третий сезон показывает политический кризис в американо-российских отношениях. Президент России Виктор Петров представлен как бывший глава КГБ, который жестко отстаивает интересы своей страны на международной арене. В центре сюжетной линии два конфликта — внешнеполитический (Иорданская долина) и внутриполитический (закон о запрете гей-пропаганды в России).

Примечательно, что в одной из серий представлена скандально известная группа Pussy Riot, членов которой президент США называет «настоящими русскими патриотами».

В результате длительных переговоров лидеры стран договариваются о разделе сфер влияния на Ближнем Востоке, а президент Петров объясняет Андервуду православные традиции России, куда невозможно имплементировать многие законы либерального характера.

Четвертый и пятый сезоны посвящены президентской кампании. Парадоксальным образом стиль ведения кампании Андервуда отчетливо напоминает Трампа. Как и вымышленный президент, Трамп пошел на выборы, игнорируя мнение партийной элиты.

Стремясь к власти, Андервуд начинает нарушать все мыслимые и немыслимые границы, настраивая против себя не только однопартийцев, но и ведущие СМИ. Возможно, это всего лишь случайное совпадение, но сегодня Трамп находится в столь же сложном и тупиковом положении.

Согласно сюжетной линии СМИ ведут расследование о незаконных действиях Андервуда, что может привести к его импичменту. Опять совпадение? Возможно, но в такое количество случайностей верится с трудом.

Источник: https://www.rbc.ru/opinions/politics/01/06/2017/592fe4f19a7947480e5790b7

Одна дома: Чем разочаровывает шестой сезон «Карточного домика»

Шестой и заключительный сезон сериала «Карточный домик» вышел на Netflix в минувшие выходные. Итоговые восемь серий вместо точки ставят размазанную кляксу в истории династии Андервуд, и причиной тому вовсе не увольнение Кевина Спейси, обвинённого в многочисленных случаях сексуальных домогательств. Реальная американская политика за последние несколько лет явно превзошла фантазию сценаристов.

Фрэнк Андервуд мёртв, но дело его живёт. Его супругу Клэр (Робин Райт), унаследовавшую президентский трон почти как вдовствующая королева, со всех сторон обступают враги. Олигархический клан Шепардов в главе с Аннет (Дайан Лейн), с которой Андервуд знакома ещё со времён учёбы, и её наследником Данканом (Коди Ферн, как будто сбежавший прямиком из нынешнего сезона «Американской истории ужасов» — и тут и там он играет примерно одного и того же антихриста) хозяйничает в Белом доме, как в своём собственном. Проблема с исламскими фундаменталистами до сих пор не решена. Ко всему прочему, цепной пёс Даг Стемпер (Майкл Келли), всё ещё преданный своему усопшему боссу, вырвался на свободу, и контролировать эту блуждающую пулю — та ещё задача. Но Клэр знает, за какие рычаги потянуть — как-никак не один год была замужем за Фрэнком.

О том, чья она вдова, новому «лидеру свободного мира» в заключительной главе «Карточного домика» не дают забыть ни минуты: одни из большой лояльности к её покойному мужу, другие — оттого, что им, кажется, неприятен сам факт того, что во главе страны оказалась женщина, третьи, вроде эпизодического персонажа, обращающегося к Клэр «господин президент», просто с непривычки. От Кевина Спейси, обвинённого в домогательствах, Netflix избавился без особых колебаний, но вычеркнуть из сериала Фрэнка Андервуда оказалось на порядок сложнее.

Производство шестого сезона пришлось останавливать на ходу, а сценарий, судя по всему, переписывать полностью или почти полностью. И даже после этого неупокоившийся дух Фрэнка, скончавшегося при подозрительных обстоятельствах, продолжает кошмарить сериальную политическую элиту. В первую очередь саму Клэр — иногда буквально, мистическими приветами из загробного мира.

Совет

Идея перенести в самый центр истории сильную героиню — а заодно поспекулировать на тему того, на какое отношение может рассчитывать первая в истории США женщина-президент, — у Бо Уиллимона и его команды созрела явно не вчера: Клэр ещё в пятом сезоне начала оборачиваться к зрителям, как это делал Фрэнк. Но скандал со Спейси, похоже, только спутал им карты. Шоураннеры и режиссёры искусно вырезали опозоренного актёра (и сумели обойтись не только без его изображений, но даже без голоса), но свалившаяся на их головы необходимость утяжелила и без того неуклюжее повествование.

Появившись в эфире пять лет назад, политический триллер Уиллимона первые годы уверенно опережал события, показывая подковёрную возню мирка, в котором узаконено триязычие: один язык — для официальных речей и протокольных мероприятий; другой, более прямой и жёсткий, — для переговоров при закрытых дверях; на третьем, языке правды, говорят крайне редко, да и то чаще всего на манер театральных солилоквиев, повернувшись к зрительному залу. Державшая в напряжении интрига сериала строилась во многом на трудностях перевода с одного языка на другой — а ещё, конечно, на сложных, изумительно выписанных персонажах, один из которых из ценного игрока вдруг превратился в труп не особенно приятного родственника, которого, тем не менее, нужно срочно кремировать (просто закрыть сериал не позволяли контрактные обязательства перед съёмочной группой).

Заключительный сезон «Карточного домика» напоминает оркестр на «Титанике», музыкантам которого раздали разные ноты: часть из них исполняет шекспировскую драму, часть — «Крёстного отца», часть — халтурный выпуск «Saturday Night Live», часть — чуть ли не мексиканскую мыльную оперу (во всём, что касается семейных и дружеских отношений). И главная проблема настигла сериал не прошлой осенью, когда пришлось выгонять Спейси, а чуть пораньше, с ноября 2016 года, когда реальная американская политика стала интереснее наигранной. Одну только трансляцию сенатских слушаний по делу Кристин Форд и Бретта Кавано посмотрели двадцать миллионов телезрителей (причём в прямом эфире, а не в удобное время на Netflix) — таким цифрам сериал мог бы позавидовать. Выяснилось, что тягаться с этим реалити-шоу шоураннеры не в состоянии. «Карточный домик» рассыпался на тематические фельетоны с заранее предсказуемыми тегами: «Кембридж Аналитика», ИГИЛ (чья деятельность, разумеется, запрещена и в России, и в вымышленной Америке), «Это сделали русские».

К ним примешиваются рассуждения о гендерной солидарности: в условиях массированной информационной атаки госпоже президенту не на что положиться, кроме созданного ею же женского батальона и девичьей фамилии. Но учитывая весь бэкграунд главной героини, собранный за пять предыдущих сезонов (если кто забыл, Клэр Андервуд не только лицемерный политик, но и хладнокровная убийца), тема выходит фальшивой и посылает не совсем однозначный сигнал. Его вполне можно расшифровать и так: если в Белый дом и может въехать независимая женщина, то непременно на мужнином горбу; если она даст власть другим женщинам, то исключительно назло политическим соперникам; а если она станет полноправным лидером нации, ждите третьей мировой, не меньше. Мнение имеет право на жизнь, на то она и художественная культура, чтобы предполагать худшее и предостерегать об этом. Вот только в реальной американской политике уже происходит по-другому, и состоявшиеся на днях промежуточные выборы это подтверждают.

ФОТОГРАФИИ: Netflix

Источник: https://www.wonderzine.com/wonderzine/entertainment/tv-shows/239217-house-of-cards-grand-finale

«Карточный домик» рассыпался: каким получился последний сезон некогда главного политического шоу

В рецензии есть спойлеры к сюжету шестого сезона!

Глупо притворяться, что мы не знали этого к концу пятого сезона: Фрэнку Андервуду конец. Голливудский секс-скандал с разоблачениями деяний белых цисгендерных негодяев, поглотил карьеру Кевина Спейси, и его совершенно абсурдным образом вычистили из нового сезона, хотя бывший супруг должен бы появиться рядом с Клэр Андервуд хотя бы в хрониках или на фото.

Разоблачительная повестка задала тон и последнему сезону шоу — с приходом в Овальный кабинет Клэр оно должно было стать окончательно, победно феминистским. И какой же триумф феминизма мы видим в развитии на протяжении восьми новых — и заключительных — серий? Поначалу довольно внятный.

Клэр, ставшая вдовой где-то в паузе между сезонами (Фрэнк скончался в Белом доме, как объявили народу, от естественных причин), всячески педалирует, что является Верховным Главнокомандующим. Поздравить нацию с днем 4 июля она решает на военной базе вопреки предупреждению разведки о возможном покушении: недовольных ее персоной во власти — хоть отбавляй.

На базе между мужественной госпожой президентом и девушкой-новобранцем происходит знаменательный диалог:

— Можно задать вопрос?

— Если новобранец не может задать вопрос президенту, грош цена нашей демократии!

— Госпожа президент, а у вас вообще есть какой-то план?

И опешившая Клэр отвечает самым удачным образом в свете представляемой ею феминистской повестки:

— А вы задали бы такой вопрос мужчине?

Ух ты! Кажется, что шоу, изрядно замылившееся за пару предыдущих сезонов, снова поднимает планку и отныне будет говорить с нами о чем-то действительно интересном: как меняется мир и почему сбросившие оковы патриархата женщины на удивление не солидарны, разобщены и на самом деле тотально, повсеместно не доверяют другим женщинам? Но нет, дальнейшее развитие сюжета этих надежд не оправдает — сценаристы снова сядут на любимого конька и пустятся живописать кромешные интриги во власти.

David Giesbrecht/Netflix

Основными соперниками Клэр Андервуд в последнем сезоне станут до невозможности подлые Шепарды — Билл (Грег Киннир) и его сестра Аннет (Дайан Лейн), бывшие спонсоры Фрэнка, теперь норовящие прижать к ногтю непокорную президентшу за то, что та отказывается соблюдать былые договоренности.

Обратите внимание

Шепарды воплощают вездесущее зло олигархата: зная о грядущей аварии на одном из своих химзаводов, они не предотвратят ее, чтобы напугать обывателя и подписать на «спасительное» предупреждающее о катастрофах приложение, разработанное их же компанией и позволяющее влезать в личные данные тысяч пользователей.

Читайте также:  Как сделать трюки со спиннером для новичков! топ лучших трюков!

Но заявленный тем самым параноидальный триллер тоже не разовьется в увлекательный сюжет. Равно как и линия харизматичного и коварного русского президента (Ларс Миккельсен), прожженного главы русского олигархата, который одним миром мазан с теми, кому якобы противостоит на политической арене.

В многострадальных странах третьего мира, «нуждающихся в демократии», те и другие просто отжимают друг у друга сферы влияния — нефть и порты — поверх всяких идеологий.

Все так, и на этом фоне шипящая на Виктора Петрова: «Проклятый комуниссст!» влиятельная международная интриганка Джейн Дэвис (Патриша Кларксон) выглядит довольно наивно и старомодно — ну, ничего, Клэр с ней разберется.

В шестом сезоне есть еще одна занятная побочная линия — флэшбеки из детства и юности Клэр Хейл (да, она в какой-то момент вернет себе девичью фамилию, но этот сюжет никак не будет обыгран и останется просто эффектной виньеткой, равно как и назначение женщин на все должности в администрации).

Из эпизодов детства Клэр мы узнаем, что все ее поступки с раннего детства определяли белые цисгендерные негодяи, поэтому она сейчас им всем покажет — больше ни от кого никогда не будет зависеть! Такой вот доморощенный психоанализ определяет, по мысли сценаристов, политику первой в истории женщины-президента.

И если в предыдущих сезонах Андервуды избавлялись от опасных и неугодных людей точечно и осторожно, в шестом Клэр начнет, прости Господи, валить их пачками (даже Фрэнк Андервуд на фоне Клэр выглядит не последним негодяем).

«Самый феминистский» сериал сезона, на который прямо повлияло движение #MeToo, несет какой-то странный месседж: хуже бабы зверя нет! Примерно это нам пытается поведать все восемь серий вернувшийся к рулю шоураннер Бо Уиллимон.

Тотальному озверению Клэр Уиллимон противопоставит лишь совершенно обезумевшего Дага Стемпера (Майкл Келли), который воплощает какую-то странную ипостась мужской дружбы: Стемпер славен в основном тем, что иррационально, по‑собачьи предан теперь уже мертвому Андервуду. Жуткая женщина против прекрасной мужской дружбы — вы это серьезно?

Важно

Ладно, а что там с «главным предназначением женщины», которое должно, по идее, смягчить жестокую доминатрикс во власти? Тут сценаристы вдруг сменили пафос на макабр в духе «Ребенка Розмари»: беременная президентка, глядя в камеру, посетует: «А что если у меня родится Антихрист?». Ой, всё.

В последней серии в кадре на пару минут мелькнет и пресловутый ядерный чемоданчик. Его появление как никакие другие абсурдные прорехи в сюжете, знаменует превращение сценария в полный трэш. Ядерный чемоданчик — это откуда-то из низких жанров: фильма-катастрофы, комедии, того и другого сразу. Так называемая серьезная драматургия, пожалуй, вообще не способна переварить чемоданчик — она сразу превращается из «Леди Макбет в Белом доме» в «Марс атакует!» Начинавшийся как амбициозное умное шоу про губительную сущность власти, затянутый «Домик» к финалу перестал отличаться от немудреных и ни на что не претендующих жанровых игрушек вроде «Безмозглых», «Назначенного преемника» или «Скандала» — разве что те на своем поле играют увлекательнее. На наших глазах сериал растерял первоначальные амбиции и пафос серьезного высказывания и пал жертвой собственной популярности, превратившись всего лишь в занятный кэмп, который авторы механически продлевали на четвертый, пятый и шестой круги, даже когда его основная идея о калечащей душу власти себя исчерпала. Здесь впору вспомнить, что британский прототип «Домика» был мини-сериалом, который изящно поставил точку в нужном месте.

Источник: https://esquire.ru/movies-and-shows/68652-kartochnyy-domik-rassypalsya-kakim-poluchilsya-posledniy-sezon-nekogda-glavnogo-politicheskogo-shou/

После чистки: Как живется в «Карточном домике» без Кевина Спейси — Статьи на КиноПоиске

В финальном сезоне политического сериала Netflix новый президент Клэр Андервуд осталась в Белом доме одна. Стал ли «Карточный домик» от этого менее драматичным и остросюжетным?

После того как год назад руководство Netflix решило отстранить обвиненного в домогательствах Кевина Спейси от роли Фрэнсиса Андервуда, невольно возник вопрос о том, так ли уж стоило продлевать «Карточный домик» еще на один сезон (оказавшийся к тому же самым коротким).

Ведь на протяжении пяти лет зрителям было важно, что Фрэнк и Клэр Андервуд неотделимы друг от друга даже в конфликтных ситуациях.

Это позволяло и размышлять о природе отношений, и прописывать многоступенчатые сценарные ходы, и вводить красноречивые шекспировские намеки (к тому же за несколько лет до «Карточного домика» Спейси сыграл Ричарда Третьего в театральной постановке Сэма Мендеса). Фрэнк и Клэр явно не могли друг без друга, несмотря на все более глубокие противоречия и обиды, встающие между ними.

Их тандем держался не только на взаимной любви по расчету, но и на дистанции, постепенно превратившейся в озлобление и отчуждение. По крайней мере так было до последней серии пятого сезона, в которой Клэр не пошла на поводу у загнанного в угол и потерявшего над собой контроль Фрэнсиса и в решающий момент не объявила о его помиловании, за что он поклялся ее убить.

На съемках 6-го сезона сериала «Карточный домик»

Но вышло наоборот. В начале шестого сезона мы видим гроб, черную вуаль Клэр и узнаем о том, как именно Фрэнк умер (хотя не очень-то этому верим).

Опасения по поводу смены центрального персонажа оказались напрасными.

Робин Райт отлично держит сериал, а о герое Спейси напоминает лишь невесть откуда взявшийся перстень на президентской кровати и преданность не вполне уравновешенного Дага Стемпера (Майкл Келли), который ненавидит Клэр и в то же время не может с ней не сотрудничать.

Впрочем, среди остальных героев прошлых сезонов Стемпер окажется самым осторожным и, так сказать, жизнеспособным. Остальным же, гораздо более опытным аппаратным игрокам придется гораздо хуже.

Совет

Кажется, так создатели хотят показать, что время Кэти Дюран (Джейн Эткинсон), Джейн Дэвис (Патриша Кларксон) и им подобных в американской политике прошло. Теперь все решения принимаются дистанционно и без лишних обсуждений, а переговоры сводятся к гротескному параду амбиций во время мнимых поминок по Кэти Дюран с их бесконечными и бесцельными интригами.

«Карточный домик»

Клэр, взявшая девичью фамилию Хейл, показывает, что значит быть женщиной-президентом, попутно обуздывая слегка опереточных антагонистов — олигархическое семейство Шепперд (Дайан Лэйн, Грег Киннир, Коди Ферн), скупившее чуть ли не половину сотрудников Белого дома.

Клэр набирает новый кабинет министров, который не только отвечает требованиям гендерной повестки, но и позволит ей дистанцироваться от политики мужа и его союзников.

Именно последнее является для нее первоочередной задачей, о которой напоминают друзья и враги, в шестом сезоне сериала меняющиеся местами с рекордной скоростью.

«Карточный домик»

Действительно, динамизм шестого сезона поражает. Причем это не всегда идет на пользу проекту. Не исключено, что задача побыстрее закруглиться была для создателей не самой последней.

С самой первой серии «Карточный домик» поражал глубинным погружением во внутренний мир Фрэнсиса Андервуда, политика, готового на все ради увеличения власти и влияния. В какой-то момент делалось не по себе от того, что видишь персонажей и их взаимоотношения его глазами.

При этом от короля не отставала и свита — целая галерея запоминающихся персонажей (один Питер Руссо в исполнении Кори Столла чего стоит), которыми Андервуд жестко и бесчеловечно манипулирует. Стратегия Клэр заметно отличается.

Со всех сторон окруженная врагами, она идет напрямик, открыто сталкивая оппонентов лбами, ведь даже у самовлюбленного семейства Шепперд имеется скелет в шкафу, ставящий под угрозу их антипрезидентскую программу.

«Карточный домик»

Обратите внимание

У Клэр слишком мало времени, чтобы придумывать и реализовать сложные комбинации с людьми, которых она не любит и которым не доверяет.

Немногим больше времени у зрителей, вынужденных достраивать сюжет по старым референсам.

К ним, помимо возникавших в предыдущих сезонах политических философов, Гоббса и Макиавелли, добавляется Симона де Бовуар, чью классическую книгу «Второй пол» madame President изучала в студенческие годы.

Очевидно, что имя Симоны де Бовуар, одной из создательниц современного феминизма, возникло совсем не случайно.

Появление в американских сериалах женщины-президента не может быть просто сюжетной коллизией (вспомним хотя бы напряжение последнего сезона «Родины»).

Это всегда и ответ на целый ряд вопросов, самый простой из которых — что было бы, стань президентом не Дональд Трамп, а Хиллари Клинтон?

На съемках 6-го сезона сериала «Карточный домик»

Но Робин Райт и создатели стремятся ответить не столько на него, сколько на гораздо более сложный вопрос о гендерной природе власти.

Ответ этот неутешительный и неполиткорректный: мир «реальной политики», в котором работает Клэр, устроен, определенно, по мужским, патриархальным законам.

Сравнивая Клэр с Фрэнсисом, ее вечный оппонент Виктор Петров (Ларс Миккельсен) замечает, что она ведет себя резко и прямо, как и положено американскому гангстеру.

Источник: https://www.kinopoisk.ru/article/3284171/

Переворот эпохи #MeToo: Что случилось с финалом «Карточного домика»

T

Последний сезон «Карточного домика»: что пошло не так

Подводим итоги сериала, который был вынужден измениться из-за #MeToo и обвинений в адрес Кевина Спейси

Первый оригинальный сериал Netflix (а значит, одно из главных телешоу 2010-х вообще) закончился без его главной звезды — Кевина Спейси.

От его персонажа создателям шоу пришлось избавиться после того, как несколько десятков мужчин — в том числе сотрудники съемочной группы «Карточного домика» — обвинили актера в сексуальных домогательствах, его действия начала расследовать полиция, а Netflix разорвал с ним контракт и объявил, что шестой сезон станет последним.

Благодаря этим перестановкам на первый план в нем вышла Клэр Андервуд — бывшая первая леди (и вдова персонажа Спейси), которую многие зрители и до этого жаждали увидеть в роли президента.

Важно

На самом деле беспринципного президента Фрэнка Андервуда все равно собирались «сливать», поэтому сценаристы были к этому готовы — оставалось лишь скорректировать сюжет, чтобы актер не появлялся ни в одной из сцен, — и придумать для шоу логичный финал. Однако с уходом Спейси у шоу остались прежние недостатки, и без новых тоже не обошлось.

Женщина-президент заслуживает истории получше

В 2018 году — то есть в год движения #MeToo — смена курса «Карточного домика» выглядела более чем уместной: от сериала ждали серьезного феминистского высказывания.

Два года назад его создатели уже были вынуждены сделать шаг к равноправию — тогда Робин Райт потребовала платить ей столько же, сколько и Кевину Спейси, и добилась этого.

Но, как показал финал шоу, «Карточный домик» так и не смог превратиться в достойный сериал о женщине-президенте.

Разумеется, Клэр Андервуд пытается присвоить женскую повестку — но не столько по зову сердца, сколько из политического расчета.

Да, она собирает невиданный до сих пор полностью женский кабинет министров, уличает в интериоризированном сексизме девушку-новобранца, осмелившуюся задать ей неудобный вопрос: «А будь я мужчиной, вы бы это сказали?», и козыряет своим историческим первенством при каждой возможности. Но вряд ли можно назвать феминисткой женщину, которая (осторожно, спойлер!) отказывается от аборта, чтобы не распугать консервативных избирателей.

Создателям сериала не удалось совершить прорыв и во внешнем образе женщины-президента. У художницы по костюмам и личного стилиста актрисы Кемаль Харрис была возможность с нуля разработать идеальный стиль верховной главнокомандующей Соединенных Штатов, и она пошла самым простым путем.

По сравнению с предыдущими сезонами в гардеробе Клэр Андервуд стало меньше подчеркнуто сексуальной классики вроде платьев-футляров — и больше милитари. Исчезли сумки — зачем президенту сумка? — и появились французские манжеты, чтобы носить сделанные на заказ запонки. Как настоящие президенты-мужчины.

Совет

По сути, Харрис (как и большинство стилистов реальных женщин-лидеров) всего лишь адаптировала для героини мужской стиль, поддерживая идею о «маскулинной природе» власти.

Между Клэр и Фрэнком нет принципиальной разницы

Клэр Андервуд давно надоела роль леди Макбет — решительной и жесткой жены, которая тем не менее остается в тени супруга. В новом сезоне ее сравнивают уже с другим персонажем классической драматургии — бунтаркой Лисистратой, предводительницей афинских женщин.

Но героиня Аристофана сражалась за мир, а Клэр готова в любую минуту развязать ядерную войну. По сути, шестой сезон ничем не отличается от третьего, четвертого и пятого — это по-прежнему история про человека, боящегося потерять свой пост.

В этой циничной вселенной не существует искренних лидеров, поэтому и женщины-президента, по-настоящему меняющей правила, здесь тоже нет.

Клэр отличается от покойного супруга лишь двумя вещами: она женщина и родом из богатой семьи. В остальном — полное совпадение: такая же популистка, притворщица и убийца.

Даже проблемы, с которыми герои сталкиваются на посту президента, — одинаковые: низкий рейтинг, атака со стороны телевидения, пытливые репортеры-расследователи, упрямое бизнес-лобби, террористическая угроза, разногласия с Россией, ничего нового.

В первой серии шестого сезона госпожа президент обращается к зрителям вместо мужа, обещая, что теперь все будет иначе — он, дескать, пять лет дурил вам голову, а я буду говорить только правду. И что в итоге? Ровно те же злодейские сентенции.

Обратите внимание

Так что, если судить по сериалу, женщины во власти ничем не лучше мужчин — а это не слишком воодушевляющий итог в 2018 году, когда американские (и не только) активисты борются за увеличение числа женщин-руководителей.

Заключительная часть «Карточного домика» очень похожа на сюжетную арку Серсеи Ланнистер из шестого сезона «Игры престолов» — того, где в конце взорвали септу: женщина, окруженная недоброжелателями, пытается упрочить свою власть, в ее победу никто не верит, а главная интрига в том, сумеет ли она перехитрить соперников. Даже внешне героини Робин Райт и Лины Хиди похожи. Но сопереживать Серсее гораздо проще, притом что королева куда кровожаднее Клэр Андервуд: зрители знали, через что Серсею заставили пройти, и ненавидели ее врагов вместе с ней.

Клэр же в последнем сезоне «Карточного домика» постоянно твердит о том, как всю жизнь должна была мириться с чужими желаниями — как правило, с желаниями мужчин, и в частности мужа, — и клянется никогда больше не прогибаться под волю других.

Но слов недостаточно: если бы нам дали как следует прочувствовать, насколько зависимой она была, как часто ей приходилось предавать себя, мы бы действительно желали ей победы.

В сериал добавили флешбэки из детства Клэр — но это не сильно спасло ситуацию.

В основе «Карточного домика» — идея, которая привела к власти Трампа

«Каким бы популярным ни был сериал, ставший наглядным пособием по устройству американской политической системы, он даже не то что неполон, а скорее абсурден.

Как источник знаний о работе Вашингтона он ценности не имеет», — писал американский публицист Марк Адоманис три года назад, когда Netflix показывал третий сезон «Карточного домика» с участием «российского президента Петрова» и Pussy Riot.

Читайте также:  Вкусно и волшебно: трюк «конфеты – конфетти»

Шоу кажется правдивым и безжалостным, потому что показывает политиков не такими, какими они хотят казаться, но на самом деле подменяет одну мифологию — государственническую — другой, поверхностно-нигилистической: политика — грязное дело, в котором идеалисты обречены проигрывать негодяям.

Андервуды не только не брезгуют бесчестными методами — они вообще не верят ни в какие ценности. Даже когда Клэр в последнем сезоне предсказуемо начинает заигрывать с феминизмом, у зрителя нет ни малейших сомнений, что это очередной пиар-трюк.

Политиков другого типа в мире «Карточного домика» почти не бывает, а если они изредка и встречаются, то быстро становятся жертвами собственных убеждений.

Один из немногих порядочных людей в последнем сезоне — внезапно тот самый Петров, которого сценаристы заставили работать голосом разума: ну пожалуйста, Клэр, не начинай ядерный апокалипсис.

Идея, что профессиональный политик в принципе не может быть честным человеком, непоправимо упрощает реальность, как и любое обобщение.

Важно

Она демотивирует граждан участвовать в политической жизни (зачем поддерживать оппозицию, если ее единственная цель — сменить действующую власть у «кормушки»?) либо же добавляет очков нетипичным политикам вроде Дональда Трампа, разительно отличающимся от истеблишмента. Предельно демонизированные Андервуды подозрительно напоминают Клинтонов и олицетворяют тот самый политический класс, недоверие к которому и привело Трампа в Белый дом. По большому счету «Карточный домик» продвигает ту же идею, что и предвыборная кампания нынешнего американского президента: все без исключения профессиональные политики — хитрые подонки, порядочных людей система не пропускает.

Андервуды добились своего пять лет назад. А дальше просто топтались на месте

Несмотря на игру Робин Райт, которую критики отмечают из года в год, последний сезон «Карточного домика» в основном разругали — за скомканный финал и то, что даже тень мертвого мужчины все равно «весит» в сериале больше, чем живая женщина. 

Герой Кевина Спейси действительно был яркой фигурой: авантюристом, который за два года вырос из конгрессмена в президенты, обведя вокруг пальца врагов и перешагнув через трупы.

Гениальный манипулятор, он смотрел на людей сверху вниз и исключительно как на инструмент для достижения личных целей — и очаровывал этой беспринципностью, как любой герой плутовского романа.

Фирменное «разрушение четвертой стены» тоже сыграло свою роль: зритель был единственным, к кому Фрэнк относился как к равному, и такая привилегия не могла не льстить. 

Но был и другой фактор, с исчезновением которого шоу стало намного скучнее: конкретная, амбициозная, труднодостижимая цель героя — во что бы то ни стало занять Белый дом.

Когда в конце второго сезона Андервуд впервые зашел в Овальный кабинет как хозяин и победно постучал по столу — это был самый эмоциональный момент сериала.

Третий сезон стоило сделать заключительным актом трагедии с разоблачением и низвержением президента-самозванца: сценаристам ничего не стоило перетянуть нашу симпатию на сторону репортеров, расследующих преступления Фрэнка.

Совет

Но авторы рассудили иначе, и следующие четыре года мы смотрели на персонажей, борющихся за сохранение статус-кво.

Да, Андервуды все время решали какие-то сиюминутные политические вопросы, и все же их сверхзадача была достигнута пять лет назад.

Герой, который просто хочет оставаться на одном месте как можно дольше, — плохой, неинтересный герой: достаточно представить, что «Звездные войны» были бы не про повстанцев, а про Империю.

«Карточный домик» погубила самая банальная сериальная болезнь: не нежелание вовремя сказать «стоп», а неумение планировать. Хороший сериал может идти хоть двадцать сезонов — если сценаристы с самого начала представляют себе его композицию.

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{«width»:1200,»column_width»:111,»columns_n»:10,»gutter»:10,»line»:40}false7671300falsetrue{«mode»:»page»,»transition_type»:»slide»,»transition_direction»:»horizontal»,»transition_look»:»belt»,»slides_form»:{}}{«css»:».editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}»}

Источник: https://TheBlueprint.ru/culture/house-of-cards

Как реальная политика повлияла на сериал «Карточный домик»

Егор Алексеев . 10 марта, 2016 16

Главным событием мартовских праздников стал выход на сервисе Netflix четвертого сезона «Карточного домика». Тем более что, по традиции, в Сеть были выложены сразу все эпизоды. К этому событию oKino.ua решили вспомнить о связи сериала с настоящей политикой: от отсылок к случаю с Обамой и журналисткой до семейства Клинтон и истории Путина.

#1

Майкл Доббс, автор книги «Карточный домик», ранее работал главой администрации в штабе британских консерваторов. После чего был советником премьер-министра Маргарет Тэтчер. За годы работы он вдоволь насмотрелся на изнанку большой политики.

Сначала его история легла в основу одноименного британского мини-сериала, а затем была перенесена за океан стараниями Бо Уиллимона, также успевшего поработать в большой политике. Отсюда и вся атмосфера и жизнеописание обитателей Белого дома.

#2

В сериале у Клэр существовала конфронтация с госсекретарем Кэтрин Дюран. В последней можно легко угадать Мадлен Олбрайт, которая в 1997 году стала первой в истории США женщиной, занимающей пост государственного секретаря. Как и Дюран, она была еврейкой, а в их жесткости и манере вести беседу можно найти много общего.

#3

Чета Андервудов — это отсылка к Биллу и Хилари Клинтон. Клэр — сильная женщина, способна закрывать глаза на некоторые поступки мужа, она дает ему наставления и также стремится занять пост в политической системе США.

В результате она даже становится послом США в ООН. Что же касается ее отношений с мужем — то здесь хватает параллелей с Клинтонами, вот только авторы сериала всячески избегали прямых намеков во избежание судебных исков.

#4

Вице-президент Джим Мэттьюс из сериала, в свою очередь, имеет много общего с 36-м американским президентом Линдоном Джонсоном. Он также потерпел полное фиаско после выборов, а все его попытки изменить ситуацию к лучшему фактически привели к краху его политической карьеры.

#5

Обратите внимание

Изначально главный герой Фрэнк Андервуд позиционировался как смесь шекспировских персонажей Ричарда III и Яго.

Однако когда он стал президентом, создатели сериала решили сделать его полной противоположностью Бараку Обаме — такой себе злой копией нынешнего президента США. Причем, создавая его антипод, Уиллимон обратился даже к биографии американского лидера.

И если Обама — афроамериканец с Гавайев, то Андервуд — белый протестант с Южной Каролины, штата, воевавшего в свое время за сохранение рабства.

#6

Во время первого президентского срока Обамы весь мир облетела фотография, на которой он засмотрелся на зад одной из девушек. Случилось это во время встречи с президентом Франции Николя Саркози. В сериале почти один в один этот момент повторяется в эпизоде, когда Фрэнк Андервуд обращает внимание на пятую точку проходящей мимо журналистки Зои Бернс (Кейт Мара).

#7

Питер Руссо — один из самых запоминающихся персонажей первых сезонов. Его карьеру разрушило пристрастие к алкоголю, наркотикам и проституткам. А также интрижка с одной из своих сотрудниц.

Подобных случаев в истории американской политики хватало с лихвой, но самый похожий — это инцидент с конгрессменом Марком Саудером.

Будучи ярым защитником семейных ценностей, он вынужден был уйти в отставку из-за романа с замужней коллегой.

#8

Самой очевидной политической отсылкой в сериале стало появление президента России Виктора Петрова в третьем сезоне — экранного аналога Путина. Более того, в одной из серий было камео участниц «Pussy Riot».

Важно

Они появлялись на приеме в Белом доме во время встречи Петрова с Андервудом, устроив акцию против российского президента.

Интересно, что сам Петров в сериале оказался тем еще бабником: в Вашингтоне он успел даже приударить за супругой американского президента.

#9

Было в «Карточном домике» и свое предсказание. В третьем сезоне разгорался конфликт между США и Россией на Ближнем Востоке. Причиной послужило присутствие российских войск в Иорданской пустыне. Так создатели сериала фактически предвосхитили конфликт американских и российских интересов вокруг Сирии.

#10

Однако «Карточный домик» все же далек от правды в жизнеописании Белого дома. Не случайно главным фанатом сериала считается Барак Обама, который не раз шутил, что если бы в политике было все так очевидно — ему жилось бы куда проще. Интересно, что другим большим поклонником шоу является Ван Цишань, один из высокопоставленных руководителей Коммунистической партии Китая.

Источник: http://www.okino.ua/article/kak-realnaya-politika-povliyala-na-serial-kartochnyij-domik-1913/

Карточный домик рассыпался. Как воинствующий феминизм убил один из лучших сериалов в истории | Телеканал 360°

«Карточный домик» сыграл свою фатальную роль в американской политике. Убийца и мошенник президент Андервуд в исполнении Спейси был демократом, вашингтонский истеблишмент представлен как зловонное болото со змеями. И нет ничего удивительного в том, что президентом был избран Дональд Трамп, пришедший под лозунгом Drain the swamp — «Осушим болото!».

На волне страшной демократической мести рассчитались и с исполнителем, и с самим роковым сериалом.

В шестом сезоне президент Андервуд не появляется — он умер за кадром, точнее, его убили (кто именно, мы узнаем лишь на последней минуте). Даже голос его не звучит, хотя у Фрэнка остался аудиодневник. Зато о нем непрерывно говорят.

По сути, все восемь серий — это долгое погребение президента Андервуда, включающее в себя, впрочем, некоторое количество мини-похорон.

Неживые мертвецы сопротивляются и раз за разом восстают из могил.

То на кровати его вдовы и нового президента Клэр оказывается обручальное кольцо, с которым Фрэнка похоронили; то перед нами показывается вынутый из-под спуда труп ее любовника Тома Йейтса; то умершая влиятельная политическая дама оказывается живехонькой — и ее приходится убивать еще раз; то тревожат снова имя и прах несчастной проститутки Рэйчел Вудс, убитой и закопанной Дагом Стемпером (ставшим в отсутствие Фрэнка, по сути, главным героем сериала) ради сокрытия доказательств преступлений президента.

Это придает всему действу несколько макабрический характер.

При Кевине Спейси «Домик», особенно в первых сезонах, был довольно технологичным и детальным анатомическим слепком органов американской политики: как работает Сенат, как работает Палата, как Верховный суд, как действуют лоббисты, как манипулируют журналистами. Иногда героям приходилось затрачивать огромные усилия ради того, чтобы достичь совершенно незначительного результата.

Теперь сериал превратился в абсурдную вакханалию убийств, нарушений законодательства, широких жестов. В этом театре начали ощутимо переигрывать, что лишь подтверждают воспоминания Клэр из детства, когда она, оказывается, играла Аристофанову Лисистрату.

Совет

Нарушаются даже минимальные логические условности: через Белый дом шатаются все кому не лень, точно это проходной двор; на конфиденциальные переговоры с российским президентом впирается наглый лоббист военной компании, — половина ситуаций в реальной жизни не была бы возможна, так как герои были бы со всех сторон окружены охраной.

Это больше не препарирование политикума, а своего рода макабрическая насмешка — нечто среднее между «Доктором Стрейнджлавом» и «Молодым Папой». Над кем насмешка? Как оказывается — над радикальным феминизмом. Причем не понятно — сознательно ли смеются авторы сериала, или они думают, что все делают по заветам Клары Цеткин, а получается совсем наоборот.

Источник фото: Youtube

В свое время я предсказал поражение Хиллари Клинтон на выборах по вышедшему за полтора года до них сезону «Карточного домика», в котором были высмеяны попытки Клэр Андервуд играть в феминистскую политику против российского президента Петрова. Было очевидно послание авторов сериала: женщина для этой роли не годится, особенно если это безжалостно-самовлюбленная Клэр.

В новом сезоне получилось кино девачек, для девачек и про девачек. Ожесточенно-принципиальному соперничеству между ними придается иногда весьма специфический и жутковатый в своей эстетике вид состязаний немолодых дам в балетной гибкости тела. В конечном счете политическая картина доводится до предельного абсурда: Америка полностью переходит под власть женщин.

Источник фото: Youtube

На фоне «феминистского халифата» президент России Петров, обзаведшийся поистине царской бородой, выглядит воплощением разумности, спокойствия и доброты. Он живет в координатах, где все еще властвуют рациональные мужские интересы, покоящиеся на соотношении сил, интересах и расчете.

И готов, к своей же выгоде, протянуть руку помощи даме, а в конце пытается отговорить ее затевать ядерную войну, оказавшись единственным гласом разума в пустыне.

Иной человек решит, что Netflix захватили русские хакеры и компания начала гнать путинскую пропаганду.

Но нет, просто во все более сходящей с ума либеральной Америко-Европе Россия с минимальным здравым смыслом начинает казаться островком нормальности.

Есть ли смысл смотреть на растянувшиеся похороны Фрэнка Андервуда и старой американской политики? Сложно ответить однозначно.

Полюбившаяся нам утонченная политическая драма умерла вместе со «спейсигейтом». В новом шоу много мелодрамы, заламываний рук, всхлипов и чудовищных сюжетных несуразиц. «Домик» невероятно (и, я бы сказал, нарочито) поглупел. Но, если есть лишних восемь часов жизни, то посмотреть это стоит как минимум по двум причинам.

Во-первых, там есть изумительно сделанные момент и серия, все действие которой происходит в течение часа с небольшим на похоронах в пределах одного дома. Во-вторых, если вы любили старый «Домик», то на примере нового можете убедиться в том, что делает с реальностью воинствующий феминизм.

Увиденное вам не понравится, и вы, таким образом, получите некоторую душевную и политическую пользу.

Источник фото: Youtube

Ну и в завершение история, не имеющая отношения к сериалу, зато очень поучительная. В то время как Европейская Россия наслаждается летней, если бы не холод, сухой солнечной погодой, Великобританию накрыли небывалые снегопады.

По сему случаю одна из телекомпаний решила бороться с мужским шовинизмом и призвала вместо «снеговиков» (snowman) лепить «снежных людей» (snowpeople), чтобы идеалы истинного феминизма восторжествовали.

Тяжело англичанам — и только русские, не зная забот, как лепили испокон веков, так и лепят снежную бабу.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Источник: https://360tv.ru/news/tekst/kartochnyj-domik-rassypalsja/

Карточный Домик / House of Cards — отзыв

Я буквально «проглотила» все 5 сезонов этого американского сериала (по 13 серий в каждом сезоне, длина каждой серии примерно 40+ минут), несмотря на то, что само слово «сериалы» чаще заставляло меня вздрогнуть, особенно когда на работе коллеги обсуждали очередное низкопробное «мыло» российского производства. Но этот не такой сериал. Это интересный, динамичный, качественный, с хорошим актерским составом и именитым режиссером-продюсером продукт, повествующий о «кухне» Белого дома и об изнанке американской демократии.

Читайте также:  Покер техасский холдем - правила игры, которая стремительно завоёвывает популярность.

О чем будет мой отзыв? О том, почему стоит посмотреть именно этот сериал. Точнее, мои аргументы за то, чтобы Вы его посмотрели. И о том, почему смотрю его я. Я не буду описывать сюжет, перечислять скрупулезно всех режиссеров, актеров, награды и прочее, этот отзыв – о впечатлении.

Мои 5 причин, чтобы посмотреть «Карточный домик».

1. Отличные актеры. Для меня это многое значит, ведь хороший актер способен вытянуть даже убогий сценарий и посредственную режиссерскую работу (но это не про данный сериал). Отличный актер – это не значит известный.

В европейском, например, кинематографе очень часто встречаешь малоизвестных актеров, но их игра иногда даже выше уровнем, чем у какой-нибудь распиаренной голливудской звезды.

Здесь речь именно об американских актерах и американском кинематографе, поэтому некоторые (разумеется, далеко не все) актеры, что называется, на слуху – кто-то больше, кто-то меньше.

Кевин Спейси – главный герой Фрэнк Андервуд. Знаменитый актер, играет превосходно. Очень жаль, что стал эпицентром скандала.

К третьему сезону в этой роли лично для меня стал несколько однообразен, но это побочные эффекты долгого сериала, когда вроде бы и фабула раскручивается, и герой как-то развивается, а все равно кажется, что все это уже было и все это видел, хотя, понятно, герой не может развиваться бесконечно. Но роль стопроцентно его, как циничный и умный политик-словоблуд Спейси очень органичен.

Робин Райт – жена Фрэнка Клэр Андервуд. Мне обидно, что в основном все вспоминают ее только по сериалу «Санта-Барбара», где она снималась еще молодой-зеленой в роли Келли Кепвел и, если честно, ничем особенным там не поражала, разве что длиной и цветом волос.

Обратите внимание

А между тем у этой красивой актрисы есть не менее яркие роли – одна из моих любимых в фильме «Форрест Гамп», где она играет Дженни, любовь главного героя.

Есть в этой актрисой аристократический шарм, нордическая красота и при этом некоторые атрибуты внешности ну чисто American Dream – высокая, длинные ноги, блондинка, широкая белозубая улыбка, светлые глаза, широкие плечи и стать.

Думаю, Шон Пенн в свое время потрепал ей и нервы, и, как следствие, это отразилось на ее внешности: не покидает ощущение, что у нее всегда грустные глаз. В свои 50 с хвостиком Робин выглядит превосходно, и это одна из тех женщин, кому возраст идет только на пользу (сравнить Келли Кепвел и Клэр Андервуд — ну небо и земля в плане внешности). В этом сериале она хороша — этакая лощена снежная королева.

Это основные актеры, полно еще вторых и второстепенных ролей, долго было бы перечислять, но упомяну своих «любимчиков».

Майкл Келли в роли Дага Стемпера (правой руки Фрэнка) — полностью передал актерской игрой суть своего персонажа, даже его вкрадчивый и высокий для мужчины голос тоже сработал на образ.

Кори Столл в роли конгрессмена Питера Руссо неожиданно стал моим любимчиком, хотя герой «продержался» всего один сезон. Несмотря на то, что страшен внешне, товарищ очень обаятелен. Я очень переживала за Питера (и не безосновательно, как показал финал).

Джейн Аткинсон в роли госсекретаря Кэтрин Дюран – роль сыграна очень жизненно. Получилась интересная, монументальная и обаятельная женщина-министр, непростая и умная.

Майкл Гилл в роли президента Уокера – симпатичный мужчина с необычайно мягким взглядом и красивыми печальными глазами.

Важно

Борис Мак Гайвер в роли журналиста Тома Хаммершмита — актер со славянскими чертами лица и только присущей ему мимикой и манерой разговора отлично воплотил образ объективного и неподкупного борца за правду.

Джереми Холм в роли Натана Грина воплотил пусть нечасто появляющийся, но но возникающий на протяжении всех 5 сезонов образ сдержанного, безэмоционального и хладнокровного сотрудника ФБР.

Кто-то не слишком впечатлил (практическая добрая половина женского актерского состава), но так, чтобы категорически не понравился или явный мискаст, – такого впечатления не было ни разу. В общем, игра актеров очень и очень достойная.

2. Сюжет. Фильм снят по сценарию и книге «очевидца» — политика Майкла Доббса. Он показывает не совсем приглядное «лицо» американской политической системы и ее «внутренности». По-моему, Робин Райт говорила в интервью, что фильм на 90 процентов правдив.

Я всегда подозревала, что политика – вещь грязная и жестокая, но многие моменты в этом сериале стали для меня откровением. Каждая отдельная серия – это небольшая история, которые на протяжении сезона развивается и в конце приходит к финалу. Каждая сюжетная линия и отдельная частная история героя доведены и раскрыта до конца, ощущения недосказанности нет.

Есть герои, которых мы видим только в рамках одного-двух сезонов (Питер Руссо, Рейчел Зоуи, Гевин Орсей и пр.), есть герои, которые постоянны на протяжении всех серий (например, Даг Стемпер, Кэтрин Дюран, Том Ейц).

Наблюдать очень интересно, события развиваются стремительно и часто неожиданно, скучно не будет. Основной лейтмотив – это борьба за власть, на пути к которой все средства хороши. А люди – это просто инструменты. Когда они нужны – их холят и лелеют, как только встают на пути – их убирают, становятся не нужны – их забывают. Жестко и цинично, но се ля ви.

Мне показалось, что серьезные политические вопросы, особенно внешней политики, иногда решаются как-то обыденно, чуть ли не за ужином и как бы мимоходом. Сели, поговорили, и бац — расстановка игроков на политической арене поменялась.

И откровением было то, что президента, оказывается, так просто сместить — не поставить в курс дела, испортить за его спиной отношения с какой-нибудь страной, вторгнуться в личное пространство (например, обнародовать его консультации у психолога на тему семейных отношений) и вуаля, президент не может себя контролировать, решения принимал с искореженной психикой, поэтому импичмент. Как-то все слишком просто.

3. Качественная режиссура. Я уже писала, что знаменитый Финчер тут больше как консультант, но рука его чувствуется. И вообще режиссерская работа на высоте. Локации Капитолия, пейзажи – красиво и вкусно. Иногда бывают однообразны на мой вкус, но ничего не поделаешь, процентов 60 сюжетных линий происходят именно в Белом доме.

Бросилось в глаза, что жилые помещения одни и те же у разных людей в разных домах, потому что кухонные гарнитуры ну очень похожи и чуть ли не идентичны (я к таким деталям внимательна), хотя, возможно, такой тип мебели вообще характерен для домов Америки. Как я прочитала, все локации были оборудованы на одном складе площадью 28 000 кв.м, так что возможно, что это одни и те же интерьеры, только детали меняются.

Очень стильная цветовая картинка, продуманные планы. Чего стоит только стартовая заставка с быстро меняющимися видами и пейзажами Вашингтона.

Сам разговор-обращения Фрэнсиса к зрителям – вроде уже было и не ново, а кто-то вообще считает это минусом режиссерской работы, но в «Карточном домике» этот прием органичен и уместен.

Совет

Есть у меня есть претензии к режиссеру по поводу развития характера главных героев. Например, Френк и Клер, муж и жена – одна сатана. Вроде бы беспринципные и хладнокровные, это нам показывают и аргументируют на протяжении всего сериала, и тут бац – какая-нибудь не вяжущаяся с представленным характером фортель, сделанная достаточно примитивно и в лоб.

Так, Френк убивает людей, с которыми был близок, всячески оберегая свой политический имидж, а на церемонии награждения военных, которую доверил ему провести президент, готов набить морду бывшему сто лет назад обидчику своей жены и сорвать тем самым доверенное ему мероприятие.

Как бы он выглядел после этого перед президентом и журналистами? Правильно, не очень-то приглядно, и очков ему такой поступок точно бы не прибавил. Я понимаю, так режиссер хотел показать, что и простые человеческие эмоции не чужды Френку, но можно сделать это было как-то потоньше.

Ведь супруги изменяют и не скрывают это друг от друга, даже свободно общаются с пассиями своих половин, поскольку это нужно для общей цели.

А тут такие страсти чуть ли не мордобоем от политика , да и к кому? К человеку, который много лет назад изнасиловал его жену, но это никак кардинально не отразилось на ее дальнейшей жизни, на ее физическом и моральном здоровье, все уже поросло быльем, да и было это еще до встречи Френка и Клэр. К тому же, он знал имя обидчика, так почему не расквитался с ним раньше? Несостыковочка, однако.

Есть еще несколько подобных же моментов, описывать их не буду. Все это говорит о том, что характеры персонажей проработаны не основательно, хотя при таком сюжете, да и вообще в рамках сериала сделать это достаточно тяжело.

4. Музыкальное оформление. Тоже выше всяких похвал – уместно, с учетом географии и событий, где необходимо – нагнетает, где необходимо – расслабляет. Есть в том числе интерпретации классических произведений. Композитор Джефф Бил отлично справился со своей работой.

5. Возможность узнать много нового о политике Белого дома в частности и о политике в общем (я считаю, что во всех странах суть политики и политиков примерно одинакова).

Постоянная ложь, пустые обещания, интриги, угрозы, убийства, манипулирование – оказывается, что этот «джентельменский набор» — вполне обыденные инструменты для тех, кто наверху или чуть ниже.

Обратите внимание

Не зря сам главный герой говорит зрителю еще в одной из первых серий первого сезона, что деньги – это современный особняк, который лет через 10 будет разваливаться, а власть – это старинный замок на века (не дословно, но суть именно такая).

Так вот, в сериале многие герои одержимы именно властью. Деньги для них – это всего лишь способ ее достичь, однако без одного практически не бывает другого. Денег много, они везде, все люди подкупны и прочее.

Как луч света в темном царстве, случаются иногда проблески человеческого достоинства, в том числе у главных героев (например, речь Клер после повешения гомосексуалиста в камере российской тюрьмы или нежелание бывшего генерального солиситера Данбар организовывать президентскую компанию путем обнародования «грязных» фактов о личной жизни жены действующего президента), но это единичные случаи, и в дальнейшем чаще всего правильные принципы, честность и неподкупность меняются и подчиняются одному-единственному правилу — «Власть любой ценой».

Простой народ при этом всем вспоминается мало и является лишь инструментов достижения власти, разменной монетой, чуть ли не стадом без голоса (все «народные» забастовки обычно тщательно спланированы той же верхушкой).

И самое главное – политики не гнушаются ничем, даже убийством, причем убивают в том числе и своими рука (журналистка Рейчел Зоуи, конгрессмен Питер Руссо, писатель Том Ейц) или полностью уничтожаются морально (девушка из армии Меган Хеннеси, которую изнасиловал высокий военный чин, журналист Лукас Гудвин, бывшие сотрудницы компании Клэр, которые посмели пойти против нее).

Сюжетные перипетии захватываю, причем режиссируют серии разные режиссеры, и сериал получился насыщенным и нескучным. Да, порой события развиваются быстро, а время вникнуть практически не дается. Дальше сюжет закручивается и развивается вокруг завязки тоже стремительно. Поэтому смотреть надо во все глаза, чтобы понимать о чем речь.

Успокоить могу тем, что если Вы ничего не понимаете в политике, сериал обязательно можно и нужно смотреть. И для этого даже не нужно быть семи пядей во лбу. Основные моменты будут понятны и простому обывателю, особой терминологии я не услышала, поэтому интерес появится точно.

Мне иногда кажется, что жизнь «Карточного домика» — это гиперболизированное отражение нашей простой человеческой жизни.

Важно

Ведь пороки воспеваются все те же – власть, стяжательство, беспринципность, вранье, пустая болтовня, интриги и манипуляции, подавление отличающего мнения. К сожалению, это встречается в повседневной жизни все чаще.

И если в правительстве мы ничего не сможем изменить, то в своей среде это возможно. Главное, это увидеть со стороны.

Источник: https://irecommend.ru/content/pyat-prichin-pochemu-vam-stoit-posmotret-kartochnyi-domik-posmotret-ego-nuzhno

Ссылка на основную публикацию